Точки роста: На чем может подняться Кыргызстан, несмотря на мировой кризис

8 Апреля 2022 г.

Источник: Тазабек

Еще не успев оправиться после пандемии, экономика Кыргызстана испытала новый экономический шок, связанный с событиями на Украине и России и введенными санкциями в отношении основного торгового партнера.

Эксперт по евразийским интеграционным процессам, заместитель Председателя Правления Российско-Кыргызского фонда развития Олег Кудяков видит в новых реалиях, в которых оказались страны ЕАЭС, возможности роста для Кыргызстана.
 
- Олег Амирович, как вы считаете, на что сейчас должен сделать ставку Кыргызстан, чтобы минимизировать последствия кризиса?

- Последние события показывают, как важно иметь в стране собственное производство пищевых продуктов. Кыргызстану нужно активно реализовывать программу продовольственной безопасности и импортозамещения, делать ставку на проекты, с помощью которых предприниматели обеспечат выпуск внутреннего продукта, аналогичного по качеству импортному.

Валюту целесообразнее тратить на то, что страна сама не производит в силу объективных факторов — к примеру, на пшеницу, семенной фонд, ГСМ.

- Именно поэтому Фонд старается профинансировать проекты в областях, где возможно заместить импорт и развить экспортный потенциал. У нас целый ряд успешных историй — построены новые птицефабрики, молокозаводы, рыбные цеха, сахароперерабатывающие заводы, текстильные производства, швейные цеха, обувные фабрики, фармацевтические производства и т.д.

Как правило, наши ключевые клиенты это те компании, которые ранее ввозили и продавали импортную продукцию, а теперь торгуют продукцией, выпущенной уже на собственной производственной базе.

Я считаю, что наиболее интересные перспективные секторы в Кыргызстане — это те, которые работают на собственной сырьевой базе, повышая добавленную стоимость на каждом этапе.

  • Это, в первую очередь, производство пищевых продуктов
  • Сектор легкой промышленности, который здесь исторически развивался неплохо, но который требует дальнейшего кластерного выстраивания
  • Сектор энергетики, который тоже обладает большим потенциалом по освоению рек и строительству на них гидроэлектростанций
  • Туризм Кыргызстана, который сейчас ориентирован в большей степени на местный рынок, может работать и на Россию, и на Казахстан при условии выхода в режим круглогодичной работы и обеспечения международного качества услуг
  • Обрабатывающий сектор. Безусловно, он уже показал себя как сектор с высокой отдачей

 
В каждой отрасли есть свои специфические проблемы. Необходимо понимать, что нужны конкретные шаги, в том числе и со стороны государственных органов, чтобы перечисленные  секторы экономики были более эффективны.
 
Кыргызстан как фабрика для российских брендов

 
Доля кыргызского легпрома в общем рынке ЕАЭС составляет всего 0,4%. Та же Белоруссия занимает 5-6%. То есть в 10 раз больше. Здесь потенциал у местных производителей большой, при том, что на 95% продукция легпрома КР идет на экспорт в Россию. Вся эта отрасль фактически экспортная.

Сейчас на фоне ухода из России международных и зарубежных сетей российские ритейлеры пытаются занять их нишу и ищут новых партнеров в части производства. Они обращаются и в Кыргызстан, изучают возможности дополнительного производства здесь, тем более что здесь для них много положительных факторов. Во многом российский сектор fast fashion смотрит на Кыргызстан с интересом из-за коротких сроков доставки, отсутствия языкового барьера.

Скорее всего, Кыргызстан не будет являться такой огромной производственной площадкой как Китай и Юго-Восточная Азия, нет таких возможностей по объему. Но для средних и небольших российских региональных сетей Кыргызстан — это оптимальный партнер. Здесь можно отшивать небольшими партиями и достаточно гибко. Это важное преимущество неоднократно отмечалось российскими заказчиками.

- Какие потребности в связи с новыми объемами заказов возникают у наших швейников?

- Стандарты работы российских сетей предполагают оплату продукции в течение 3-4 месяцев, а то и полугода, после приема продукции. Для местных производителей сроки огромные, так как деньги требуются для следующего оборотного цикла и выпуска новых партий.

Традиционно, такие разрывы между отгрузкой и поступлением средств покрываются за счет факторинговых операций, то есть банк или финансовый институт дает деньги производителю по факту поставки им товаров покупателю, при этом оплата по контракту приходит через какое-то время от покупателя уже этому кредитору. Мы пытались ввести здесь подобные операции, но столкнулись с определенными сложностями.

Во-первых, факторинговые операции более присущи для коммерческих банков, так как банк всегда видит обороты по счетам клиентов.

 
«Но местные банки пока не готовы принимать на себя риск российских сетевых компаний»

 - Во-вторых, в Кыргызстане нет технологической площадки по факторингу, которая взяла бы на себя удостоверение подлинности контрактов, отгрузочных документов и позволила бы оперативно проводить финансовые операции. Поэтому стоит вопрос присоединения к платформе российских структур, там есть несколько факторинговых площадок. Эту задачу каким-то образом надо решать. При этом надо понимать, что это проблема не отдельного местного производителя, а общеотраслевая задача.

- Кыргызстан способен покрыть часть потребностей этих сетей после ухода европейских компаний? Наша страна такая маленькая. Хоть у нас и много цехов, но они больше кустарного типа

- Напрасно вы считаете, что в Кыргызстане нет достойных цехов. Взять даже таких известных уже производителей как Cool Bro's, Zorin Fashion, и других, которые себя уже зарекомендовали на российском рынке.

 
- Сейчас на юге страны Фонд финансирует крупнейший проект фабрики «Кыргыз Текстиль». Она рассчитана на производственную загрузку при работе почти 1000 швей. На что бы я обратил внимание — пока остро стоит вопрос кадров, профессиональных швей не хватает. Задача упирается и в обучение тоже.

С решением вопроса по подготовке профессиональных кадров для швейных производств можно было бы рассчитывать значительно повысить долю легпрома Кыргызстана в ЕАЭС. Задача вполне решаемая. Если даже в 2 раза вырастет объем по сравнению с текущими показателями, это будет серьезный прорыв.

  
- У вас есть информация, какие запросы у российских сетей и у местных производителей?

- Для получения обратной связи от бизнеса 3 года назад мы при Фонде создали экспертный совет по легпрому. Я являюсь председателем этого совета. В совет входят наиболее крупные игроки от бизнеса. Мы собирались и обсуждали проблемы, которые возникают  у местных швейников. Несколько раз проводили мероприятия с участием российских заказчиков, что дало возможность познакомиться им с местными производителями и разместить предварительные заказы.

Те, кто работает «по белому» и качественно, уже загружены заказами на год вперед.  Кустарные цеха, наоборот, уходят с рынка. Российские бизнесмены стараются работать с крупными цехами, которые могут поставить в Россию определенные объемы, соблюдать сроки и выдерживать уровень качества.

 
«Работа «по белому» становится выгодна»


- Вот вы назвали некоторые известные компании. Но их не так много. Почему узнаваемость кыргызских компаний еще слабая?

- Мы обсуждали этот вопрос с главой Ассоциации «Легпром» Сапаром Асановым. По его мнению, не хватает электронного портала с информацией о местных производителях. Не каждый же будет приезжать сюда, чтобы искать здесь своего партнера. Мир сейчас трансграничный и удобно, не выходя из своего офиса в Москве, открыть сайт и посмотреть, какой отшивается ассортимент, какая выручка, какие у компании обороты, чтобы выбрать себе партнера дистанционно.

Мы уже начали работать в этом направлении. Мы работали над тем, чтобы профинансировать создание такого портала кыргызских производителей легпрома, который позволил бы заказчикам собрать необходимую информацию. Ассоциация сама брала на себя верификацию и создание анкет по каждому производителю. Может, на первом этапе не все туда войдут, но самые крупные производители  будут представлены точно.

 
- В чем заключается роль фонда в швейной отрасли?

- Это, прежде всего, финансовая поддержка — предоставление длинных льготных кредитов на развитие производства, закупку  швейных машин, оборудования, строительно-монтажные работы, строительство фабрик.

Вот, к примеру, на развитие фабрики «Текстиль транс» в Токмоке Фонд выделил крупный кредит для приобретения турецкого  оборудования и проведения строительно-монтажных работ. Компания выпускает собственные трикотажные полотна, которые продаются, как на местном рынке, так и уходят на экспорт. Местным швейникам это позволяет не закупать на оптовых рыках  китайские или итальянские ткани. Более того, владелец «Текстиль транс» занимается производством хлопка.

 
«То есть выстраивается некий кластер — от поля до готового изделия»

 
- Это был один из первых проектов Фонда, мы начали финансировать этот проект еще в 2016 году. Сейчас рассматриваем вопрос выделения средств на дальнейшее расширение производства.

Вообще фонд профинансировал немало швейных производств. Это и компания Vivatex, производящая вязанный трикотаж. Это и Aiko Seiko, которые шьют специальную одежду для работников местных горнодобывающих компаний. 

Фонд предоставил им долгосрочные кредиты с большим льготным периодом и грантовой поддержкой.


Швейники в Кыргызстане в своем большинстве нуждаются в объединении. Существует множество небольших швейных цехов в Чуйской области, в Бишкеке, которые не обладают должной инфраструктурой, мощностями. А заказчику оптимально приехать на одну площадку, посмотреть ассортимент отшиваемой продукции и разместить заказы.

Некоторые из швейных производств уже начали консолидироваться. Мы сейчас ведем переговоры с крупными оптовыми рынками, чтобы  на их базе сделать выставочный производственный цех, куда заказчики могли бы приезжать для комплексного обслуживания.

 
Продовольственная безопасность

 
Наш фонд активно поддерживает решение вопросов продовольственной безопасности. Я считаю, что мы достигли тут определенных успехов.

К примеру, среди переработчиков молока у нас есть клиенты, которым мы дали средства для расширения производства. Мы профинансировали заводы «Кант Сут» (бренд «Белая река») в Кара-Балте и на Иссык-Куле.

Финансы предоставлены не только на техническое перевооружение, но и на оборотные средства  для закупки молока у фермеров.

Переработчикам молока зачастую не хватает сырья, поэтому мы также финансируем программы молочных кластеров (фермеров, и молокосборники, которые работают на наших клиентов — переработчиков молока).

За счет средств Фонда в нескольких  проектах были закуплены коровы из России.
В стране производится очень мало куриного мяса. При общем потреблении 55 тыс. тонн мяса кур за счет импорта покрывается 70%  рынка.

Открывшаяся несколько месяцев назад на Иссык-Куле птицефабрика «Агро Куш», профинансированная Фондом, в перспективе покроет 15% всего рынка куриного мяса в стране. Хочу заметить, что столько же производится в стране сейчас.

Таким образом, доля местного производства в секторе куриного мяса удвоится. Есть еще один перспективный проект в этой сфере, который мы планируем в скором времени профинансировать.

В итоге, два наших проекта покроют около 30% всей потребности в курином мясе. Также Фонд финансирует две птицефабрики, производящие куриное яйцо.


Гораздо лучше ситуация с производством сахара. 120 тыс. тонн — общий объем потребления Кыргызстана. Наполовину он точно обеспечивается сахарными заводами «Каинды Кант» и «Кошой».

Эти производства были модернизированы за счет средств Фонда, мы вплотную работаем с ними с 2017 года. У них достаточно большой потенциал для дальнейшего роста.

 
«Эти заводы могут на 100% обеспечить продовольственную безопасность в стране по сахару»

 
Это возможно при должном расширении посевных площадей свеклы. Я считаю, что эти проекты вовремя запустились.

Мы и сейчас их поддерживаем, даем средства на оборотку и гарантии. Это наши постоянные клиенты с большим объемом ресурсов, которые они у нас привлекают.
Вообще в агропромышленном секторе у Фонда очень много клиентов. Это и растущие национальные компании, такие компании как «Дар земли», ОСКО, «Прод Импекс» с брендом «Сонун», и уже признанные лидеры отрасли: Шоро, Кант Сут и др.

 
Курортам нужны государственные гарантии

 
Ситуация, когда россиянам закрыли доступ на многие курорты, может мотивировать их посетить Кыргызстан этим летом. Тем более, что внутри ЕАЭС свободное безвизовое перемещение. Проблема заключается в том, что местные курорты больше ориентированы на внутренний рынок и работают только короткий сезон.

У Кыргызстана большой потенциал для развития туристической отрасли, которая может развиваться по нескольким направлениям. В исследованиях и концепции по туристической отрасли подчеркивается, что в Кыргызстане можно наладить и зимний туризм, и экотуризм, и туризм на Иссык-Куле. И все они имеют свои разветвления.

Чтобы приглашать сюда иностранных туристов, нужно поднять качество туризма: строить хорошие дороги, всесезонные отели, предоставлять услуги на высоком уровне.

 
- Есть у вас такие клиенты?

- Мы общаемся здесь со многими предпринимателями, которые хотели бы вкладывать в туристическую отрасль. Одна из проблем в том, что нет гарантий безопасности инвестиций.

Как вы помните, неоднократно происходили столкновения местного населения и владельцев курортных комплексов. Приходили люди и требовали беспрепятственного доступа на территории отеля, использования его инфраструктуры. В таких столкновениях  менеджменту не всегда удается легко договориться с местными жителями.

 
В таких случаях от местных органов власти, от центральной власти нужны какие-то гарантии, что предприниматели будут получать компенсации в случае простоя бизнеса. Иначе не придут серьезные игроки.

 
«Туристическому бизнесу нужны гарантии безопасности инвестиций»

 
У Фонда есть ресурсы для финансирования этой отрасли, но мы должны понимать, что мы эти деньги вложим в проекты с понятной для нас перспективой. Никто не требует брать на себя рыночные риски, речь идет только о политических рисках, которые должно взять на себя государство.

 

 
Кроме того, нужны прямые чартерные рейсы. Это сразу увеличит приток туристов из регионов России. К примеру, из Новосибирской области, других российских регионов.

Нужны просчитанные пакетные предложения для зарубежных туристов по конкурентным ценам, включающие перелет, проживание, питание и экскурсионную программу. Решение проблемы должно быть комплексным, включающим в себя появление крупного туроператора.

 
«В туризме нужна государственная поддержка»

 
Она должна выражаться в некотором лоббизме и узнаваемости кыргызских курортов за рубежом. Здесь можно привести в пример курорты Грузии, Армении и Беларуси. Пока кыргызские курорты неузнаваемые.

Нет какого-то общего портала с информацией по отелям, курортам, развлечениям, медицинским услугам и так далее. Это не под силу одному предпринимателю. Задача развития отрасли требует совместных усилий бизнеса и власти.


 
Большие возможности для развития гидроэнергетики

 
В Кыргызстане много средних и малых рек, что позволяет развивать гидроэнергетику. Объем мощностей, который можно установить на реке Нарын и других реках, значительный, по оценкам экспертов до 6 гигаватт. Можно поднять выработку электроэнергии в разы за счет имеющегося потенциала.

Проблема в том, что пока новая редакция закона «О возобновляемых источниках энергии» (ВИЭ) не принята, а текущая содержит много противоречий и белых пятен. Ресурсы и интерес у инвесторов есть, у Фонда тоже, но вкладывать большие ресурсы опасаются. Во-первых, из-за сложностей разрешительных процедур, во-вторых из-за тарифа, не позволяющего окупить инвестиции.

Тариф на электроэнергию для населения в Кыргызстане в разы ниже, чем в России и Белоруссии.

При этом потребление домохозяйств составляет большую часть всей потребляемой в стране энергии. С точки зрения производства особенно дорогостоящим являются ТЭЦ, наименее затратными являются ГЭС.

В отрасли есть ожидания, что будет предоставлен срок инвестирования до 15 лет, что тариф будет корректироваться с учетом годовой инфляции, что процесс лицензирования и оформления документов по вводу в эксплуатацию будет максимально прозрачным.
 
-    Как Фонд может участвовать в энергопроектах?

- Фонд будет финансировать процесс строительства ГЭС, предоставлять на установленный в законе срок средства в форме кредитов. Пока риски высокие, как я уже отметил.

За несколько лет мы рассматривали ряд проектов, на финальную стадию вышел пока один. По большинству проектов сами инициаторы отказывались от финансирования, детально просчитав риски.

Среди потенциально успешных проектов на данный момент те, что будут генерировать энергию для собственных производств – цементные заводы, золотоизвлекающие фабрики.

По данным видам производств государством установлен высокий тариф на потребление энергии (5 сом за кВт), что позволяет окупить вложения на строительство ГЭС.

 
«Цементные заводы и золотоизвлекающие фабрики смогут окупить строительство ГЭС»

 
-   Россияне связывались с Фондом по энергопроектам?

- Российские заказчики с интересом смотрят на возможности Кыргызстана в гидроэнергетике. Безусловно, надо строить новые ГЭС, вводить новые мощности. Показательно то, что российские компании открыли тут представительство дочки «Русгидро» — «Гидропроект.

Это крупнейший исследовательский институт, который готовит проекты и ТЭО для российских и международных проектов, теперь будет работать и здесь.

Также мы плотно работаем с российской корпорацией «Росатом», которая имеет сильную экспертизу по ряду направлений в области энергетики.

 
Пандемия показала, как остро рынок Кыргызстана нуждается в лекарственных средствах.

У нас есть проект компании «Биовит», который связан с фармбезопасностью. Это крупнейший в Бишкеке производитель медицинских средств  и лекарственных изделий.

 
«Крупнейший проект — производство собственных физрастворов»

 
Фонд поддерживает новый крупнейший проект данной компании по производству физрастворов и инъекций. В настоящее время их импортируют из Казахстана и России.

После ввода проекта в эксплуатацию, согласно ТЭО проекта, все потребности медицинских учреждений в физрастворах будут обеспечиваться только за счет местного производства.

 
Куда идет Фонд?

 
В настоящее время мы разрабатываем пятилетнюю стратегию Фонда до 2027 года, которую как мы надеемся, в течение нескольких месяцев сможем утвердить.

Общее видение в том, что нужно в первую очередь фокусироваться на секторе технологического перевооружения Кыргызстана.

Мы также хотим, чтобы фонд стал активным субъектом по изменению нормативной базы в части инвестиций.

Фонд мог бы быть связующим звеном между  инициаторами проектов, инвесторами и местными органами власти в области переговоров по условиям прихода инвестиций.