Легкая промышленность

  1. Показатели текущего состояния легкой промышленности

Легкая промышленность в экономике страны

Легкая промышленность — одна из ведущих отраслей экономики Кыргызстана по своему объему, мультипликативному эффекту, а также значимости в решении социальных проблем.

Доля отрасли в структуре всей промышленности составляет 3 процента по итогам 2019 года. В промышленном производстве Кыргызской Республики (общий объем производства в 2019 году составил 278 млрд сомов) по объему традиционно доминирует производство драгметаллов. Если исключить из общего промышленного производства компонент «Производство основных металлов» (51 процент в совокупном промышленном производстве в 2019 году), то доля легкой промышленности составит 7 процентов промышленного производства.

 

Объемы и динамика производства

Легкая промышленность Кыргызстана представлена «текстильным производством», «производством одежды и производством кожи, изделий из кожи», а также «производством обуви». Объемы промышленного производства по данным подотраслям в 2019 году составили, соответственно, 1491,9 млн сомов (18 процентов), 6502,6 млн сомов (79 процентов), 264,7 млн сомов (3 процента). Фактически 80 процентов легкой промышленности составляет швейная продукция.

Как видно из рис. 1, в оцениваемом периоде 2014–2019 гг. (2014=100%) физический объем производства легкой промышленности (текстильная, швейная и производство обуви) сокращался до 2016 года в сравнении с предшествующим годом, после 2016 года началось постепенное восстановление роста производства.

Причин такой динамики производства, скорее всего, несколько. К числу основных относится вступление Кыргызской Республики в Таможенный союз в 2015 году. Для экспортоориентированных отраслей экономики Кыргызстана, особенно тех, которые в основном используют импортное сырье и у которых основные рынки сбыта находятся в странах ЕАЭС это, очевидно, стало шоком.

Производителям швейной продукции потребовался достаточно длительный период адаптации к новым условиям, выявления изменений спроса. Для сравнения предприятия по производству пищевых продуктов, многие из которых также экспортоориентированы, смогли быстро преодолеть шок и с 2016 года возобновили рост производства.

 

Рис. 1. Динамика физического объема производства некоторых подотраслей промышленности Кыргызской Республики

Как предполагается, 2020 год станет наиболее сложным в швейной отрасли в связи с COVID-19. Так, по данным представителей отрасли[1] в период карантина в Бишкеке из примерно 1000 швейных предприятий работали всего 15-17 цехов.

 

Региональная структура производства

Текстильное производство по территории Кыргызстана распределено относительно равномерно. Оно сосредоточено в Бишкеке (29 процентов), Джалал-Абадской области (28,5 процента), Чуйской области (23 процента), Ошской области (17 процентов) — суммарно 97 процентов всего производства (см. рис. 2).

Рис. 2. Структура текстильного производства по регионам Кыргызской Республики

В настоящее время предполагается рост мощностей по производству текстиля. Строительство текстильного предприятия ожидается на выделяемом государством участке близ г. Бишкек[2]. Мэрия города Ош также выделила для строительства текстильно-промышленного парка землю, на которой ведутся работы по строительству промышленных объектов ОсОО «Кыргыз Текстиль ЛТД»[3].

Производство одежды, в отличие от текстильного производства, отличается высокой концентрацией в городе Бишкек (65 процентов) и Чуйской области (31 процентов), что составляет суммарно 96 процентов всего производства (см. рис. 3). В данном регионе фактически созданы предпосылки для формирования швейного кластера.

Рис. 3. Структура швейного производства по регионам Кыргызской Республики

 

Экспорт и рынки сбыта швейных изделий

Экспорт Кыргызской Республики товаров, относящихся к предметам одежды и изделиям из текстиля, в 2018 году составил немногим более 150 млн долларов США. Это был максимальный объем экспорта продукции за последние годы. Как видно из таблицы 1, в 2019 году, еще до пандемии COVID-19, экспорт по товарным группам[4] 61, 62 и 63 сократился почти в полтора раза.

 

Таблица 1. Структура экспорта Кыргызской Республики по группам 61, 62, 63 ТН ВЭД ЕАЭС[5] (млн долларов)

Код группы*

Наименование

2015

2016

2017

2018

2019

январь–июнь 2020

61

Одежда и принадлежности одежды трикотажные, машинного или ручного вязания

48,7

56,8

98,9

140,5

73,3

29,4

62

Предметы одежды и принадлежности к одежде, кроме трикотажных машинного или ручного вязания

47,9

15,8

19,8

9,1

25,2

4,9

63

Прочие готовые текстильные изделия; наборы; одежда и текстильные изделия

1,3

1,4

2,6

1,9

2,6

1,1

 

Всего

97,9

74,0

121,3

151,5

101,1

35,4

 

В общем объеме экспорта в 2019 году экспорт продукции по группам 61, 62, 63 ТН ВЭД ЕАЭС составил 5,1 процента. Основной экспорт произведенной продукции направляется в страны ЕАЭС — 98 процентов в 2019 году, главный рынок сбыта — Россия.

 

Таблица 2. Структура экспорта Кыргызской Республики в 2019 году в страны — члены ЕАЭС по группам 61, 62, 63 ТН ВЭД ЕАЭС (млн долларов)

Код группы*

Наименование

стоимость

доля страны

61

Одежда и принадлежности одежды трикотажные, машинного или ручного вязания,

в том числе:

73,3

100%

 

Беларусь

0,1

0,1%

 

Казахстан

15,0

20,5%

 

Россия

58,2

79,4%

62

Предметы одежды и принадлежности к одежде, кроме трикотажных машинного или ручного вязания,

в том числе:

25,0

100%

 

Беларусь

0,027

0,1%

 

Казахстан

12,7

50,7%

 

Россия

12,3

49,1%

63

Прочие готовые текстильные изделия; наборы; одежда и текстильные изделия,

в том числе:

1,4

100%

 

Беларусь

0

0,0%

 

Казахстан

0,6

42,9%

 

Россия

0,8

57,1%

 

За период январь–июнь 2020 года экспорт продукции по тем же группам 61, 62, 63 ТН ВЭД ЕАЭС сократился в сравнении с соответствующим периодом прошлого года на 20 процентов и составил всего 35,4 млн долларов, в том числе: по коду 61 — 29,4 млн долларов (минус 10 процентов), по коду 62 — 4,9 млн долларов (минус 55 процентов), по коду 63 — 1,1 млн долларов (плюс 22 процента).

По данным сайта «Внешняя торговля России» [6] в структуре импорта России по группе «предметы одежды и принадлежности, трикотажные, машинного или ручного вязания» Кыргызстан занимает 15-ую позицию с долей 0,8 процента. В 2019 году Китай являлся основным торговым партнером с долей 32 процента, затем следует Бангладеш (доля — 13 процентов). Узбекистан занял согласно статистике пятую позицию с долей 7 процентов, Беларусь — шестая позиция с долей 4 процента и Армения –14-я позиция с долей 1 процент.

В структуре импорта в Россию в 2019 году по группе «предметы одежды и принадлежности, кроме трикотажных» Кыргызстан занимает 21-е место с долей 0,5 процента. В 2019 году Китай является крупнейшим поставщиком с долей 39 процентов, затем следует Бангладеш с долей 11 процентов. Беларусь занимает шестое место с долей 4 процента, Армения — 15-е место с долей 1 процент и Узбекистан — 23-е место с долей 0,4 процента.

В структуре импорта в Россию в 2019 году по «прочие готовые текстильные изделия; наборы» Кыргызстан занимает незначительную долю 0,07 процента. Первую строчку среди поставщиков данной категории товаров традиционно занимает Китай с долей 40 процентов, Беларусь — второе место с долей 8 процентов, Узбекистан занял четвертую позицию с долей 4 процента, Армения — 35-я позиция с долей 0,2 процента.

Как видно, экспорт в Россию швейной продукции таких стран как Узбекистан, Белоруссия и Армения во многих случаях превышает экспорт Кыргызстана. По-видимому, конкуренция с их стороны будет только возрастать.

 

  1. Некоторые выводы

Оценки результатов развития швейного производства в Кыргызстане позволяют проследить три этапа развития.

Этап 1. Воссоздание производства. Швейная промышленность в таком виде как сейчас — одна из тех, которые в Кыргызстане были созданы практически с нуля. Это был этап освоения технологий швейного производства, изучения рынков, набора и подготовки рабочей силы. Достигнутые результаты — это, прежде всего, заслуга большого числа предпринимателей, многие из которых пришли в эту отрасль без специальных знаний и смогли наладить конкурентоспособное производство.

Способствующими факторами стали дешёвая рабочая сила, низкая стоимость электроэнергии. Также важно отметить, что практически вся отрасль в этот период находилась в тени. Это минимизировало издержки по взаимоотношениям с государственным бюджетом, но создало предприятиям проблемы при доступе к ресурсам, подключениям к энергосетям и др.

Этап 2. Выход из тени, легализация бизнеса, рост производства и экспорта. С 2005 года для предприятий отрасли была введена патентная система, что позволило абсолютному большинству предприятий работать открыто. Выход из тени был поддержан предприятиями отрасли и, очевидно, был связан с достижением ими такой стадии развития, когда работа в тени приносит больше издержек, чем выгод.

В настоящее время организационно-правовая форма почти всех предприятий — индивидуальный предприниматель, действующий на основании патента. Предприятиям это позволило в значительной мере улучшить доступ к финансовым ресурсам, установить устойчивые хозяйственные отношения, снизить риски и гармонизировать взаимоотношения с государственными органами. В этот период продолжился рост числа предприятий швейной отрасли и рост производства, улучшилось технологическое перевооружение, расширилась география экспорта. Были созданы отраслевые бизнес-ассоциации: Ассоциация «Легпром» и Ассоциация трикотажных предприятий «Союзтекстиль», которые помогли предприятиям организоваться для защиты своих интересов.

Этап 3. Реакция на вызовы, стабилизация и развитие. Выше уже отмечались проблемы, связанные с COVID-19. Отрасль пострадала из-за остановки производства, сокращения заказов, проблем с доставкой используемых материалов и отгрузкой готовой продукции. На отрасль также повлияли падение спроса на традиционных рынках сбыта, падение уровня жизни в странах-импортерах продукции, изменение в связи с этим покупательного спроса и потребительского поведения в целом.

Имеются также внутренние проблемы, которые привели к падению экспорта продукции. Рост числа швейных предприятий неизбежно привел к росту внутренней конкуренции за ресурсы, рабочую силу и заказы. Как было отмечено выше, рентабельность снизилась в два раза. Конкуренция на внешних рынках повысила требования к качеству и конкурентоспособности продукции, способность произвести необходимый объем продукции в нужные сроки. Очевидно, многие из этих проблем могут быть решены. У предприятий швейной отрасли имеются большой опыт, резервы для оптимизации своей деятельности, улучшения качества, достижения большей стабильности.

Однако, скорее всего, отрасль стоит перед необходимостью структурных преобразований, направленных на рост масштаба, консолидацию производства, на повышение качества продукции и более полный охват этапов швейного производства, а также выхода на новые сегменты рынка швейной продукции и новые рынки.

В этих условиях развитие полноценного швейного кластера на базе предприятий Бишкека и Чуйской области может стать важным шагом для роста объемов и качества произведенной продукции, роста конкурентоспособности, для охвата ключевых звеньев производственной цепочки, включая текстильное производство, улучшение логистики.

Решение данных проблем требует значительных инвестиций при заинтересованном участии самих предпринимателей и должного управления со стороны государственных органов.

 

[1] http://kabar.kg/news/shveiniki-kyrgyzstana-strana-riskuet-poteriat-pozitcii-v-shveinoi-otrasli-po-prichine-pandemii-koronavirusa/

[2] Постановление Правительства КР от 23 июня 2017 года № 403.

[3] http://kabar.kg/news/v-kyrgyzstane-v-2019-godu-nachato-stroitel-stvo-dvukh-novykh-predpriiatii/

[4] Группы Товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности ЕАЭС «61 — Предметы одежды и принадлежности к одежде, трикотажные машинного или ручного вязания», «62 — Предметы одежды и принадлежности к одежде, кроме трикотажных машинного или ручного вязания», «63 — Прочие готовые текстильные изделия; наборы; одежда и текстильные изделия»

[5] Источник. Внешняя и взаимная торговля товарами Кыргызской Республики за 2018 и 2019 годы. НСК

[6] https://russian-trade.com/